Премьера 2015-16: «Тихий шорох уходящих шагов»

Премьера 2015-16: «Тихий шорох уходящих шагов»

Калужскую театральную жизнь не назовешь скучной.
Как актёры Калужского драматического, так и преданные зрители виртуозно приноравливаются к режиссёрам со всей необъятной, которые жаждут реализовать себя на калужской сцене. Отдельную очередь составляют дипломники московских театральных вузов — ​постановщики и художники.
Вот и режиссёр-дипломник ГИТИСа Иван Миневцев поставил на малой сцене спектакль по пьесе белорусского драматурга Дмитрия Богославского «Тихий шорох уходящих шагов». Автор — ​молодой (тридцать лет) минский актёр и драматург — ​уже участвовал, поощрялся, активно ставится на родине и за её рубежами. Пришёл и наш черёд.

Зритель опасается с нетерпением
Встречает ли калужский зритель спектакли дипломников с опаской? Не больше, чем работы маститых режиссёров. Мы доброжелательны, но строги и требовательны даже в своих ожиданиях. И «Тихий шорох» — ​спектакль, который случился!
Это постановка о любви и её «порывах благотворных». И об её отсутствии как причине многих болезней. Но не ждите романтической истории влюблённой пары. Это о любви к семье и родине.
Осенняя распутица в деревенской глубинке, покосившийся деревянный домик, кто-то заунывно напевает белорусскую народную. Старик Дмитрич (Вячеслав Голоднов) тоскует об ушедшей жене. Не с кем ему душевно пообщаться, кроме верного друга Юрасика (Михаил Кузнецов): дети разлетелись кто куда, иные вроде и недалече, а всё равно, как за океаном. Холодно и слякотно. И вот Дмитрич уходит вслед за женой. Съезжаются-сходятся пятеро детей — ​четыре дочери и сын. Зачем встречаться людям, которые давно потеряли друг друга?

Вопрос продажи родины
Их жизни, как принято выражаться, не сложились. Элегантная красавица Наталья (Дарья Кузнецова) — ​жительница Канады, и это повод для зависти многих. И вдруг победительная иностранка в секунду превращается в рыдающую от незащищённости и одиночества простую бабу, брошенную мужем за тридевять земель. Нет родины, нет любви — ​податься куда? Зина (Людмила Фесенко): за утончённым макияжем интересной интеллигентной женщины — ​ужас того же одиночества и неустроенности, нелюбовь к профессии сельской учительницы. Актриса безошибочно вызывает у зрителя брезгливую жалость к этой несчастной пьянице-тихушнице. Хищная Людмила (Елена Соколова) озабочена приобретением: прикупила глупенького, но — ​немаловажно — ​молодого мужика (Сергей Путинцев) и хотела бы урвать ещё, что попадётся. Анна (Татьяна Селивёрстова) — ​молоденькая светлая девочка, но уже с незавидной судьбой матери-одиночки. И тоже без любви. Неладно как-то всё.
Торопливо сходили на кладбище, торопливо выпили из подручной тары на могилах родителей. И всё ждали, когда же зайдёт разговор о главном — ​продаже семейного гнезда, чтобы на те жалкие гроши как-то сколько-то протянуть. Ругались с визгом и подвыванием. До любви ли тут?
Может, их помирит брат, отставной офицер Александр? Роль как будто ждала Дениса Юшечкина. Плотный, по-крестьянски основательный, добрый и совестливый — ​он один из всей семьи по-настоящему любит родину, семейный дом. Актёр убедительно раскрывает болящую душу хорошего человека: он старается всех помирить, взывает к памяти детства, но тщетно. Александр напряжённо ищет тот самый смысл жизни, который утеряли его родные. Давно не звучал в нашем театре с такой пронзительностью вопрос: «Ты меня любишь?».

Чего скрывать, мы любим мистику
Писатели-деревенщики недалёкого прошлого: Василий Шукшин, Василий Белов, Фёдор Абрамов — ​наверное, удивились бы, если бы им сказали, что глубину тексту придаёт небольшая доза мистики. Но времена меняются. И в сюжет пьесы встраивается медиум. В исполнении Сергея Вихрева он далёк от уверенного в своих методах психотерапевта. Этот нервный, тонкий, страдающий человек проводит Александра лабиринтами подсознания, и зритель уже теряет грань между сном и реальностью. А Вихрев после прекрасных работ в «Драконе» и «Гупёшке» уверенно набирает зрительские очки.
Декорация художника-постановщика, дипломницы ГИТИСа­ Ольги Богатищевой — ​важнейшее действующее лицо спектакля. Мы не оговорились. Своеобразный щит из ветхих досок перегораживает сцену, изображая то стену деревенского дома, то границу между детством и взрослой жизнью, границу со смертью. Сквозь неё протягивают руки, ища человека; сквозь неё просачиваются лучи солнца — ​она живёт вместе с героями.
Спектакль «Тихий шорох уходящих шагов» нужно смотреть не ради развлечения, а для раздумья. А ещё — ​чтобы познакомиться с интересными новыми людьми, которые, надеемся, получат возможность поставить спектакль и на большой сцене Калужского драматического.

Владимир КАРПОВ. Фото автора.

Поделиться: