Премьера 2016: «Баба Шанель»

Премьера 2016: «Баба Шанель»

Премьера спектакля по пьесе уральского драматурга Николая Коляды, поставленного Александром Баранниковым в нашей Облдраме, обсуждается не только в Калуге, но и в Екатеринбурге и в Москве.

На первый показ новой комедии, собрались, как обычно, искушённый зритель, журналисты и театральный бомонд. После первого отделения многие потянулись к раздевалке. Второй акт спектакля актёры доигрывали уже при изрядно опустевшем зале. По словам администрации театра, в антракте ушли человек 150. (Зал драмы вмещает 700 зрителей.)

От тех, кто побывал на одном из трёх премьерных показов, восхищённых или хотя бы положительных отзывов услышать не удалось. А те СМИ, которые хоть как-то прореагировали на «Бабу Шанель», ограничились констатацией факта: в местной драме состоялась очередная премьера. А вот в Интернете на страницах людей, имеющих отношение к театру, любящих театр, и просто зрителей, развернулись дебаты.
Вот некоторые из них.

Владимир Андреев, журналист, театральный критик:
«Это не рецензия. Это выхлоп после трёх часов, выброшенных на свалку. Откровенно плохо поставленный спектакль. Очень скучный, выхолощенный, непродуманный. Читать пьесу было интереснее. Из-за непродуманности образов на поверхности осталось лишь «она пукает розами» и «б…дина». И даже эти «гэги» смазаны, зажеваны… Постоянно ловил себя на мысли: а чего они сидят там на сцене за столом? Ничего не происходит. Часами не происходит НИЧЕГО. А ведь Коляда непрост, совсем непрост. И пьеса — в его стиле: скоморохи тешатся на тонком льду глубокого омута. Но скоморохи есть, а омута нет. Совсем не за что зацепиться — ни чтобы отметить удачный момент, ни чтобы хоть слегка попытаться разобраться. Вот никакой он. И ведь, наверное, нужно было очень постараться, чтобы добиться этого!»

Анастасия Ященко, зритель:
«Мы с мужем ушли сразу после первого акта. Оказалось, что сандалии с белыми носочками Кумицкого рассматривать было любопытнее, чем следить за сюжетом и игрой актёров».

Ольга Клёц, зритель:
«Я была на премьере. И очень пожалела, что оказалась в первых рядах партера. Кипело всё внутри, меня просто рвало на части. В голове пульсировало: «Приехали… это черта…» Не буду много говорить, за прошедшие дни потихонечку остыла, но всё же остаются вопросы. Где ФИЛЬТРЫ? Кто пропускает это на сцену КАЛУЖСКОГО ОБЛАСТНОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА? Театра, который звучит как символ области на международных и всероссийских фестивалях? Мне было жаль в первую очередь АКТЁРОВ. Мне жалко было ЗРИТЕЛЯ — думающего, интеллигентного, который не смеётся над словами «говно», «жопа», извините. А в данном спектакле, кроме этих фраз, видимо, и зацепить не знали чем, т. к. сюжет крутился на пустом месте. Наверное, где-то в районном центре в постановке народного театра этот спектакль и имел бы успех… Но для нашего театра это позор!»

Павел Селезнёв, радиоведущий, журналист, музыкант:
«Да не обидится на меня Александр Георгиевич, которого я знаю лично с 1990 года. Очень уважаю его и ценю! Но, на мой взгляд, это не самая удачная его постановка. Я не знаю почему… И мне очень жаль… Стоило ли сырой спектакль выпускать? Может, ещё пару недель репетиций — и был бы другой результат? Возможно, режиссёр вообще бы в корне всё поменял. Я даже уверен в том, что мы бы могли увидеть совсем другое. Однако есть конкретные сроки. Положено выпустить? Выпусти! И никого не интересует совершенно, что спектакль — это не механическое производство. У Александра Георгиевича был пару лет назад блистательный спектакль «Русское варенье». Вы на нём были? Если нет — жаль. Больше он не идёт, к сожалению… А он был реально очень хороший! И, конечно, многие ждали, что он покажет спектакль не ниже по уровню. В этот раз почему-то не получилось… Я думаю, все сделают выводы и учтут на будущее.

Единственную мужскую роль — руководителя женского хора —играет Игорь КУМИЦКИЙ.

В чём же причина, можно сказать, провала премьерного спектакля? Кто виноват? Режиссёр? Актёры? Пьеса? Тут любопытен и взгляд человека, не видевшего калужскую «Бабу Шанель».

Александр ТРУНИН, писатель:
«На калужском спектакле не был… Но месяца полтора назад посмотрел «Бабу Шанель» через Интернет в театре Николая Коляды (была такая необходимость). Ничего другого этого автора я не видел и не читал. Поэтому могу сказать о впечатлении только от этой пьесы (просто как зритель, а не как критик).
По-моему, задумана «Баба Шанель» интересно, но написана кое-как. Начало пьесы — приблизительно до половины — звучит забавно. Бабушкам сочувствуешь, над шутками смеёшься. А некоторые милые реплики: «Какой успех! Какой успех! Все три ряда встали!» — запоминаются надолго. Но потом авторская фантазия выдыхается, действие начинает буксовать, юмор становится пресным и назойливым. Полная ассоциация с «новыми русскими бабками». Наконец, действие приближается к финалу. И тут полный провал.
Ощущение, что автору просто надоело сочинять и захотелось любым способом поскорей закончить работу».

Так бы, может, и осталась новая работа Калужской драмы предметом разборок местного значения. Однако тут же в интернет-газете «Znak.com» появляется совершенно неожиданный материал. СЕНСАЦИЯ!

Лёля Мингалёва, журналист:
«В Калужском областном драматическом театре во время премьеры спектакля «Баба Шанель» по пьесе уральского драматурга Николая Коляды из зала вышли около 150 человек, причём большая часть из них — чиновники…»

Кто подкинул журналистке идею сделать псевдосенсацию? Или она сама решила опубликовать непроверенную информацию — абсолютную ложь, пропиарив таким образом автора пьесы? Это остаётся загадкой. Однако журналистская «утка» моментально сработала. И тут уже сам драматург вышел на авансцену. Страсти продолжают разгораться на его странице в Facebook. А следом уже на общероссийском канале «Россия 24» о «псевдоскандале в Калужской драме» выходит пятиминутный сюжет.

Николай Коляда, драматург, автор пьесы:
«Мне позвонили из Калуги и сказали, что во время спектакля 150 чиновников вышли из зала после слов актрисы, исполняющей роль Тамары: «… И вот тут приходит эта, не знаю, как назвать… Эта Баба Шанель, которая всю жизнь юбку в предбаннике у мэра протирала, и начинает нам петь «до-ре-ми-до-ре-до»! Да я за него никогда не голосовала, к вашему сведению! Сколько лет он сидел там, мне он был отвратителен!»
А ведь эта «Баба Шанель» — абсолютно безобидная пьеса, народ ржёт, умирает от хохота. Там нет ничего политического. А сейчас я, оказывается, политический преступник какой-то. Может быть, это такой городской театр, где не любят современные, острые пьесы. В таких городах любят Шекспира в бархатных штанишках, любят, чтобы шпагами махали на сцене».

Кто звонил, Коляда не афиширует. «Разгневанному» автору пытаются оппонировать очевидцы.

Елена Ашитко, зритель:
«Бред какой-то. Уже в театр пытаются низкопробную политику протащить. Уходили, да, было. И отличные актёры не всегда могут вытянуть не самую удачную пьесу. Да и комедией эту пьесу назвать сложно…»

Евгений Варакса, редактор сайта kp40.ru:
«Я не заметил массового ухода зрителей во время первого акта. Все сбегали начиная с антракта. Коляда живёт в 2000 км от Калуги. После премьеры кто-то ему по телефону что-то не то рассказал. Или он не так понял. Написал в «ФБ». На основе поста местные уральские СМИ настрочили новости. Потом перепечатали без проверки информации другие сайты, в том числе и некоторые калужские, работающие по принципу: скопировал–вставил. Вот и весь скандал».

Однако никакие увещевания рядовых зрителей (не чиновников!), побывавших на премьере, уже не имеют никакого значения для якобы обиженного чиновниками Коляды. Драматург, поймав кураж (а он артист по первой профессии), делает глубоко идущий вывод.

Николай Коляда, драматург, автор пьесы:
«А что тут удивительного? Калуга — это Зазеркалье, как какой-нибудь Шадринск… Директор сидит в театре 25 лет. Пьёт кровь артистов. Его ненавидит весь театр!»

Откуда у Коляды такая информация? Тоже пока остаётся тайной.

Максим Железняков, главный художник Калужского драмтеатра:
«Коляде этот скандальчик сильно на руку — первосортный пиар. Поэтому он его и раздувает. Можно хоть тысячу раз написать в его паблике опровержения, подтверждать их словами очевидцев — он их попросту «не заметит». Ему выгодно быть отринутым «закоснелой калужской провинциальщиной». «Звезда» же, итить…».

Владимир Карпов, кандидат филологических наук, преподаватель КГУ им. К. Э. Циолковского:
«Пьеса Н. Коляды — о пожилых и не очень удачливых женщинах, единственной отдушиной в жизни которых стал самодеятельный хор, — человечна, но недоработана. Она затянута и многословна, грешит повторами. В спектакле мало действия: перед зрителем — сидящие почти три часа за разорённым банкетным столом тётеньки солидного возраста, которые обмениваются то колкостями, то воспоминаниями о пережитом. Жанр спектакля не прояснён: то ли это фарс, то ли лирическая комедия. А поэтому замечательные калужские актрисы старшего поколения играют, скорее, на «автопилоте» прошлых ролей. Игорь Кумицкий в роли руководителя хора пашет, как всегда, но пронзительности образа провинциального неудачника не достигает. Финальный киноряд с церковными куполами и портретами президента вызывает недоумение, потому что пьеса — исключительно о частной жизни, вроде фильма Эльдара Рязанова «Старые клячи», и внешний патриотизм тут неуместен.

Впрочем, ломать трагедию из неудачи театра, как поспешили это сделать иные зрители и журналисты (не калужские, а те, кто процветает на другом конце нашего обширного Отечества и не имеет отчётливого представления о том, где вообще находится город Калуга), не следует. Чего-то не учли сегодня — освоим завтра. Удачи!

Tags: 
Поделиться: